nik191 Суббота, 25.11.2017, 10:58
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [235]
Как это было [370]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [240]
Полезные советы от наших прапрабабушек [229]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1481]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [285]
Революция. 1917 год [440]
Украинизация [73]
Гражданская война [6]
Брестский мир с Германией [2]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Июнь » 30 » К событиям 10 июня 1917 г.
04:50
К событиям 10 июня 1917 г.

По материалам периодической печати за июнь 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

 

От слов к делу

Вчерашние известия о готовящихся в Петрограде событиях не могли не взволновать глубоко всей революционной России.

Стоило только Временному Правительству попытаться по сравнительно маловажному конкретному поводу осуществить волю большинства революционной демократии, как безответственное меньшинство, руководимое большевиками и анархистами, сочло своевременным немедленно призвать рабочих и солдат к вооруженной демонстрации.

Так от слов большевики и анархисты, в дружном союзе, перешли к делу. Большевики открыто и недвусмысленно, наконец, разоблачили себя. Нормальный, единственно допустимый путь - пропаганду и отстаивание своих взглядов внутри революционных и социалистических советов и организаций — они отвергли для того, чтобы извне, как враги, силою, вооруженными массами, препятствовать приведению в исполнение решения большинства организованной революционной демократии.

Путь, по которому они медленно, но неуклонно катились вниз, уперся в тупик. Большевики пришли к тому, что открыто порвали связь с общереволюционной Россией, и решили ей навязать свою волю,— волю меньшинства. Ответ мог быть на это только один: противопоставить провоцируемой анархии твердую волю организованной демократии, и сделать решительно все, чтобы обессилить, удар, которым в сердце революции замахнулись большевики.

И это было сделано: воззвание, подписанное советами всех крестьянских, рабочих и солдатских депутатов и центральными комитетами всех социалистических партий, кроме большевиков, квалифицировали со всей силой своего революционного авторитета призыв большевиков к выступлению как способствование контрреволюции, как желание вызвать „междоусобицу в рядах революционной демократии, благодаря чему контрреволюционеры получат возможность раздавить революцию. А Временное Правительство объявило, что „всякие попытки насилия будут пресекаться всеми силами государственной власти".
Силе противополагается сила, и авторитет—авторитету.

Подошел момент, который должен был показать, на прочном ли фундаменте стоит революционное большинство, или, как одуванчик от ветра, разлетится Совет Р. и С. Д. и Временное Правительство под напором большевистской авантюры.

Сведения, которые получены в минуту, когда пишутся эти строки, показывают что большевики не решились привести в исполнение своего замысла и отступили. После того, как было принято воззвание Советами Р. и С. Д. и партиями, когда батальонные комитеты петроградских войск вынесли решение против большевистского призыва и последовало объявление Временного Правительства, большевики,—учитывая уже безмолвно свершившееся свое поражение,—вдогонку опубликовали, что демонстрация отменяется.

Закончатся ли на этом события, или развернутся в удобный момент, дальше покажет будущее. Во всяком случае революционная демократия должна быть настороже.

"Труд", № 70, 11 июня

 

Провал большевизма

Случилось то, что нужно было предвидеть: своей безумной и фанатической тактикой большевики привели на край пропасти не страну, а самих себя. Вчера публично произошел позорный и смешной крах большевизма.

Социалистическая печать отмечает это единодушно.

«Рабочая Газета»:

Что это значит? Безумие или преступная провокация, предательский удар в спину революции в самый тяжелый для нее момент? Если бы это делали одни анархисты, мы бы не удивлялись. Но нет, во главе движения стоит «петербургский комитет» ц. к. большевиков, стоит сам Ленин.

Восстание вызывает не буржуазия, не правительство, вызывают его ленинцы и притом не только против правительства, но и против всей страны, всей организованной революционной демократии. Мало того, потерпев поражение на выборах в районные думы во всем Петрограде и одержав победу в одном лишь выборгском районе, где они ввели режим террора, устроили «палочные выборы», к которым до сих пор прибегали лишь полицейские банды в наиболее отсталых странах,— ленинцы подымают даже не Петроград против России, но выборгский район против Петрограда и всей России. Чьим интересам может теперь послужить вызываемая ленинцами гражданская война внутри демократии?

И пора нам заговорить с ними открыто и смело! Пора всенародно, пока не поздно, пока революция не захлебнулась в крови той братоубийственной бойни, которую сознательно подготовляют ленинцы и которой с затаенным злорадством поджидает вся реакционная клика, пора, наконец, пригвоздить к позорному столбу тех, кто ведет эту темную игру, пора заклеймить ленинцев предателями и изменниками дела революции.

"Дело Народа", 11 июня 1917 г.

 

Вдохновители анархии

Или вожди большевизма...

Троица—нераздельная: Ленин, Зиновьев, Троцкий.

Три политических Репетилова, вначале создавшие вокруг себя шумиху, теперь настойчиво пытающиеся от вздорных речей перейти к преступным делам.

Их попытка вооруженной демонстрации (10 июня) в Петрограде против временного правительства, их анархические призывы к ней разве не преступное деяние?

Всероссийский съезд советов рабочих и солдатских депутатов подавляющим большинством голосов выносит вотум доверия временному правительству и вошедшим в него товарищам — министрам-социалистам, съезд призывает демократию сплотиться вокруг власти, организоваться в мощную революционную армию, в любую минуту готовую встать на защиту родины и свободы.

Большевики, оставшиеся в меньшинстве, вместо того, чтобы подчиниться большинству, заключив союз с «анархистами с дачи Дурново» (попросту с громилами-захватчиками), тайно собирали темные, преступные элементы, возбуждали наивных в политике солдат и рабочих, и, наконец, решили вывести их, вооруженных, на улицу против временного правительства и, разумеется, против совета депутатов.

Петроград был на воробьиный шаг от кровопролития, от начала гражданской войны, от анархии.

Грозный окрик организованной демократии—рабочих и солдат, решительное заявление временного правительства использовать против анархистов всю полноту своей власти остановили преступную руку, уже, было, занесенную для сигнала к братоубийственному бою...

И кончился «пир» их, к счастью, не бедою, а фарсом, всероссийским посмешищем, или, как деликатно говорят:

— Демонстрацией бессилия.

Вся социалистическая печать, исключая, понятно, суесловствующей и бессильно злобствующей «Правды», сурово осудила их.

— Провоцируемая    анархия,—окрестил их работу «Труд» московских социалистов-революционеров.

— Нет слов достаточно сильных для того, чтобы по достоинству заклеймить подобное действие,—негодуют эсэры в «Земле и Воле».

— Такой явно анархический и дезорганизующий силы революции образ действий большевиков заслуживает с нашей стороны самого резкого осуждения, —говорит «Пролетарий» социал-демократов.

—Неспособные творить, они могут разрушать, не умея организовать, рабочее движение, они весьма пригодны для внесения в него разложения и дезорганизации, —характеризует большевиков социал-демократический «Вперед»...

И так далее.
В эту общую характеристику мы внесем некоторые факты.

Вы помните, предателя Штюрмера немцы ласково величали «добрым дедушкой».

— При чем же тут, положим, Ленин?—недоумеваете вы.

А вот—в «Vossische Zеitung» они еще лучше отзываются о вдохновителе большевизма Ленине:

В Петрограде находился Ленин, лучший знаток русского аграрного вопроса, имя которого с 1905 года знакомо каждому крестьянину (!!), и который очень искусен именно в практических вопросах внутренней политики (!)...

С появлением Ленина русская революция приобретает совсем новый облик. Ленин—коммунист, и уже потому его слова и требования проникнут в сердце и душу коммунистически настроенного русского крестьянина.

Что он «искусен» в практических вопросах контрреволюционной политики— верно, верно и то, что «с появлением его» наша революция приобрела «новый облик».

— Русская революция пришла с улыбкой,—сказали о нас французы Появился Ленин, и улыбка исчезла.

Русское правительство покровительствовало его делу—большевизму, помогало проводившемуся большевиками дроблению сил социал-демократии, мастера этого преступного дела—провокатора Малиновского провело в Государственную Думу и посадило в социал-демократическую фракцию.

Приводим кстати замечание старого революционера Л. Дейча в «Единстве».

"Почему-то к Ленину преимущественно— с самого момента произведенного им в 1903 году раскола в российской социал-демократической рабочей партии—и вплоть до настоящого времени—льнули и прилипали преступные личности".

Ленин, Зиновьев и третий «преступный» и «нечестный» составили из себя судебный трибунал и защитили Малиновского,—провокатора, обелив его.

Об этой комиссии «День» пишет:

Комиссия состояла из трех лиц, и один из них - Зиновьев—нечестный человек, способный на подлоги, на сознательное искажение истины. В эту комиссию входили два наивных и один нечестный. Надо ли удивляться, что эта слепая и глухая комиссия ничего не увидела, но было бы важно узнать, какую роль в этой комиссии играл Зиновьев"?

На обвинения в нечестности Зиновьев - ни слова.

«Известия совета рабочих и солдатских депутатов»:

— «удостоверяют, что «Правда» совершает подлоги и что Зиновьев, действительно, «нечистый человек».

Дейч идет дальше.

"Скандальной истории нашей партии,—говорит он,—известно, что Ленин с его помощниками—Каменевыми-Розенфельдами, Зиновьевыми-Радомысльскими— совершали деяния явно уголовного характера".

И на это ни слова по существу, кроме плоской брани.

О третьем—о бойкотисте Троцком достаточно нескольких слов, достаточно привести его призыв:

— Отказаться от создания в России боеспособной армии.

Сухомлинов, Штюрмер, Маклаков и Ко проводили это в жизнь тайно, Троцкий не боится заявлять открыто— он смелый. Он золотит смертоносную пилюлю:

Усиливать боеспособность армии, значит, создавать аппарат для империалистических классов новой России. Создавать боеспособную армию, значит, идти против революции.

Не удивимся, если и о «коммунисте» Троцком появится в немецких газетах одобрительный отзыв.
Завеса над тремя вождями большевизма понемногу поднимается. Их деятельность приобретает должное освещение и должную оценку.

«Единство» предъявляет им категорический запрос, требующий прямого, ясного ответа:

"Раскрытие провокаторов-большевиков Малиновского, Черномазова (бывшего редактора «Правды»), Турханова, Коновалова (застрелившийся писатель), Старлыкова и многих других показывает, что ленинская организация и газета («Правда») были питомниками полицейских собак, которые продолжают свою преступную работу, распыляя и развращая народные массы и после революции.

Мы считаем, что все революционные организации обязаны предъявить решительные требования к гражданину Ленину, снять печать молчания с уст своих и дать прямой ответ: какие меры приняты большевиками, чтобы очистить свои комитеты и редакции от охранников и шпионов, какие гарантии могут дать большевики, что    товарищеское общение с деятелями их организации не    равносильно общению с полицейскими агентами"?

Дождемся ли ответа?
Будем судить о них по делам.

 

Из записок сумасшедшего

В дикой по злобности и погромной по задаче передовице вчерашнего № «Рабочей Газеты», где рабочих пытаются убедить, что нам удалось объединить их под знаменами «предательства и измены делу революции», есть фраза, которая хорошо показывает, до какой степени помрачен разум у наших врагов.

«Во главе движения, — пишут они, — стоит И. К. и Ц. К. большевиков, стоит сам Ленин. Эти люди хорошо знают, что они делают, не желают ли они повторения у нас "июньских дней"».

В июньские дни 48 года республиканский генерал Кавеньяк расстрелял во имя буржуазного порядка тысячи парижских рабочих. Июньские дни с тех пор служат образчиком того, как самая революционная, самая республиканская буржуазия расправляется с рабочими.

Теперь «Раб. Газ.» хочет уверить нас, что «ленинцы» в Питере пожелали сами себя расстрелять.

И этими сумасшедшими глупостями прикрывается тот факт, что истинный Кавеньяк уже где-то готовится к своей палаческой работе и что ничто, кроме революционной энергии рабочих и солдат, неспособно предотвратить его прихода.

 

 

Еще по теме:

Революция. 1917 год. Предисловие

.............................................................................

Революция. Анархия. Политическое обозрение (июнь 1917 г.)

По поводу событий на даче Дурново (июнь 1917 г.)

10 июня 1917 г. Ко всем рабочим и солдатам Петрограда

Ленин и большевики (июнь 1917 г.)

К событиям 10 июня 1917 г.

Революция. 1917 г. Все на демонстрацию 18 июня!

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 94 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., июнь, революция | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz