nik191 Суббота, 20.01.2018, 17:43
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [240]
Как это было [373]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [13]
Политика и политики [45]
Старые фото [36]
Разные старости [32]
Мода [250]
Полезные советы от наших прапрабабушек [230]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1500]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [290]
Революция. 1917 год [507]
Украинизация [107]
Гражданская война [21]
Брестский мир с Германией [31]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Январь » 11 » К мирным переговорам (декабрь 1917 г.)
05:30
К мирным переговорам (декабрь 1917 г.)

По материалам периодической печати за декабрь 1917 год.

 

 

К мирным переговорам

Брест-Литовск, 27 декабря.

Брестские мирные переговоры продолжают волновать всю германскую прессу и приводят к резкой борьбе политических партий Германии. Дискуссия по поводу русского предложения о перенесении переговоров на нейтральную почву и по вопросам, приведшим к разногласию между русской делегацией и делегациями четверного союза, постепенно начинает сливаться с другой дискуссией о внутреннем положении Германии. Вопросы международные становятся вопросами внутренней политики.

Парламентская фракция большинства немецкой социал-демократии приняла в воскресенье 6-го января следующую декларацию:

„В связи с событиями в Брест-Литовске и атакой аннексионистов на право самоопределения народов, фракция социал - демократов рейхстага заявляет вновь, что добрососедские отношения и длительный мир возможен только тогда, если будет честно проведен основной демократический принцип самоопределения народов.

Посему фракция социал-демократов требует, чтобы заинтересованным народам было гарантировано совершенно свободное волеизъявление. Решающий голос в вопросах внутреннего устройства и внешних государственных отношений областей, которых это касается, должен быть предоставлен учредительным собраниям избранным на основах всеобщего, прямого и тайного голосования или же вопросы эти должны быть решены референдумом. Фракция социал-демократов единодушно одобряет поведение своих представителей в главном комитете рейхстага и заявляет о своей твердой решимости бороться со всяким злоупотреблением права на самоопределение народов, с целью прикрыть им скрытые аннексии".

„Форвертс" комментирует эту декларацию следующим образом.

Социал-демократия прекрасно понимает величайшую серьезность положения. Реакция под сверх патриотическим флагом пангерманизма и отечественной партии хочет попробовать произвести решительный удар, она намерена объединить буржуазные партии против социал-демократии вокруг теперешнего правительства или еще лучше вокруг нового, которое надлежит создать для этой цели; она пытается организовать националистический террор и провести свою программу внутренней и внешней политики, пользуясь всеми средствами, которыми она располагает.

При военном положении постановления рейхстага и заявления правительства по вопросам о мире должны быть изорваны в клочки, законопроект о выборах в прусский ландтаг постигает та же участь, все успехи так называемой новой ориентации, касающейся равноправия партий и хозяйственной организации—увы, такие скромные, должны пойти насмарку „прочь от социал демократии"—вот пароль или еще вернее: „против социал-демократии решение с.-д. фракции показывает, что попытки запугать, которые ей столь хорошо известны, не могут влиять на нее, она настаивает на том, чтобы заявления правительства, сделанные в полном согласии с решениями рейхстага были честно выполнены, и этим именно она защищает честь германского народа, она защищает будущность германского народа как во вне, так и внутри против тех сил, которые в близоруком ослеплении тяжко грешат против действительных интересов будущности германского народа.

Все свидетельствует за то, что эта борьба опять достигает кульминационной точки, и поэтому мы довольны, что социал-демократическая фракция рейхстага в этот момент заговорила живым и твердым языком, мы защищаем то, что мы считаем законным и что по нашему глубочайшему убеждению служит на благо народа, пусть другие несут ответственность со столь же чистой совестью, с какой мы несем ее, но пусть эти другие уяснят себе также, что никто не имеет права ставить на карту все то, что германский народ создавал в продолжение 43 лет мирного развития и защищал в продолжение 3-х лет воины.

Ликвидация „Бетманского наследства", к которому стремятся наши пангерманские ретрограды, должна стать ликвидацией 4 августа, которое они постоянно так ненавидели, ибо видели в нем упущенный удобный случай расправиться одновременно как с внешним, так и внутренним врагом. Не думают ли они теперь наверстать потерянное.

Они сильно ошибутся, и одни развалины наметят путь их. Что касается либеральной печати, то особенно характерной для нее является статья Георга Бернгарда „Английское мирное предложение", напечатанная в «Vossische Zеitung» от 7 января.

Положение, ведь было первоначально очень просто, было ясно, что, в виду бедствий, претерпеваемых извне и внутри, Россия нуждалась в мире. По отношению к этому положению существовало две возможности: победитель мог требовать большой приз за победу, или же победитель должен был довольствоваться тем, что необходимо для гарантированного спокойствия так он высоко оценивал политическое значение сравнительно благоприятного для России, мира.

Мы всегда ясно и определенно пытались склонить ответственных руководителей германской политики к последнему пути. Мы бы очень сожалели, если бы Германия вступила на первый путь, однако этот путь был бы для нас по крайней мере понятен. Представителям Германии в Брест-Литовске удалось, очевидно, благодаря особо острому зрению, открыть третий путь, путь ложный.

Устами они твердили о праве самоопределения народов, сердцем же они стремилось к обладанию Польшей, Курляндией и Литвой и в своем высокомерии, лишившем их способности понять противника, они почему-то вообразили, что прошедшие огонь и воду русские революционеры не заметят, какими глупцами их считают. В такой наивности никогда не мог бы провиниться даже средний партийный работник, который имел случай когда-либо поболтать за столиком в кафе в Берне, Вене и Берлине с г.г. Лениным, Троцким, Иоффе или Радеком, в тяжелую ночь их изгнания, о великих проблемах мировой политической мудрости.

Но мы здесь вовсе не желаем говорить о недостаточной оценке противника. Важнее вот что: политика наших представителей в Брест-Литовске была по меньшей мере неясной и могла произвести впечатление нечестной политики, это должно быть сказано открыто, это и может быть сказано теперь, после того, как ожидаемое случилось, и Германия во всей враждебной и нейтральной печати уже открыто опять обвиняется в двуязычии и аккомпанементом к этому служит насмешливый хохот наших врагов".

«Веrliner Tageblatt» сообщает, что аннексионистские и кое-какие другие (подразумевается ставка) круги пытаются низвергнуть Кюльмана.

Недовольство этих кругов Кюльманом, судя по намекам, весьма осведомленного Теодора Вольфа в «Веrliner Tageblatt» и руководящей консервативной газеты «Кreuz Zeitung» объясняется, по-видимому, следующими соображениями:

по-видимому г. Кюльман готов уступить Австро-Венгрии Русскую Польшу, конечно, не даром, а за достойную компенсацию в виде Курляндии, но при такой комбинации рушатся планы германских милитаристов создать в Нареве и Бзуре стратегическую линию обороны, поэтому военная партия честит Кюльмана и утверждает, что такой государственный деятель, который при данном военном и ином положении Германии не в состоянии обеспечить за него эту восточную границу, заслуживает того, чтобы его со стыдом и срамом прогнали с его поста.

В свете этой внутренней политики становится понятным распространившееся вчера в газетах известие, будто первый генерал-квартирмейстер верховного главнокомандующего и совместно с Гинденбергом— глава военной партии Лудендорф выходит в отставку, которое официально было опровергнуто агентством Вольфа. Угрозой отставки Лудендорфа стремились воздействовать на общественное мнение Германии и содействовать падению Кюльмана.

И, действительно, в официозе германского правительства «Norddeutsche Allgemeine Zeitung» появилась громадная статья, направленная против русских, задачей которой было доказать, что Кюльман берет твердый курс. Угроза оказала свое действие, партия мира сдалась, а военная торжествовала победу. Отставка более была не нужна и могла быть официально разъяснена. Так, с „отказом" от „тайной дипломатии" во внешней политике за кулисами политики внутренней ведется своя дипломатическая игра, но на результаты внутренней политики Германии не может оказать решающего действия эта закулисная игра.

Борьба за мир, проводимая русской революцией, рассчитывает на широкие народные массы и в конечном счете все эти вопросы решит "улица", столь ненавистная всяким „дипломатам" как внутренним, так и внешним.

 

СТОКГОЛЬМ, 28-ХІІ (ПТА). Из Берлина сообщают, что фракция немецких социал-демократов большинства в понедельник, после обсуждения в течение нескольких часов, приняла следующую резолюцию:

„Принимая по внимание события в Брест-Литовске и атаку аннексионистов на право самоопределения народов, социал-демократическая фракция рейхстага вновь заявляет, что добрососедские отношения и продолжительный мир возможны только при честном проведении в жизнь основного демократического права народов на самоопределение.

Социал-демократическая фракция требует поэтому, чтобы заинтересованным народам было гарантировано свободное и вполне самостоятельное проявление своей воли. Определение внешней и внутренней государственно-правовой структуры этих стран должно быть предоставлено окончательному решению либо Учредительных Собраний, созванных на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования, либо референдума соответствующих стран. Фракция единодушно одобряет поведение своих представителей, делегатов фракции в главном и готова самым решительным образом бороться со всякими злоупотреблениями в области права народов на самоопределение, клонящимися на деле к скрытым аннексиям".

„Форвэртс" помещает это заявление на первой странице, особенно подчеркивая последнюю фразу. Комментируя резолюцию, он пишет далее, что социал-демократия вполне сознает необычайную серьезность положения и что, хотя в резолюции умышленно нет тактических выводов, но при известных обстоятельствах, такие выводы должны неизбежно последовать.

Реакция в Германии подняла голову, старается организовать националистский террор и сконцентрировать вокруг теперешнего или, еще лучше, вокруг нового правительства все буржуазные партии и направить все их силы против социал-демократии, чтобы, пользуясь средствами военного положения, провести в жизнь свою программу внешней и внутренней политики. Дело идет о том, чтобы одновременно разделаться с внешними и внутренними врагами. „Со спокойной решимостью—так заканчивается статья „Форвэртса“—мы встречаем эти намерения“.

 

БРЕСТ-ЛИТОВСК, 28-ХІІ. (ПТА). На сегодняшнем пленарном заседании мирных делегаций, председатель германской делегации Шольман, огласил декларацию, в которой после краткой характеристики бывших до сего с русской делегацией переговоров заявил, что в виду отсутствия до настоящего времени заявления со стороны держав согласия об их участии в мирных переговорах, декларация держав четверного союза от 25 декабря теряет свою силу; что касается предложения русского правительства относительно перенесения переговоров на нейтральную почву, то оно является совершенно неприемлемым для центральных держав.

После Кюльмана говорил Чернин, заявивший, в свою очередь о невозможности перенесения мирных переговоров из Брест-Литовска, в виду того, что в другом месте невозможно иметь прямые провода Юза и кроме того агенты держав согласия своими интригами могут серьезно повредить делу мира.

В конце заседания генерал Гофман, Чернин, Гайчев и Хицед-паша от имени верховных командований своих армий заявили протест против нападок на главные командования четверного союза, производимых русским рабочим и крестьянским правительством в листках, воззваниях и радиограммах. От имени русской делегации товарищ Троцкий потребовал после этого перерыва для выработки ответа на все эти заявления. Следующее заседание назначено на завтра 10 января в 11 час. утра. Предстоит оглашение русской ответной декларации и декларации украинской делегации.

 

Ленин о войне и мире

На днях в заседании комиссии по демобилизации во время рассмотрения текущих вопросов явился Ленин, который произнес речь, поразившую присутствовавших своею неожиданностью. Я думаю,—сказал Ленин,— что придется приостановить демобилизацию и готовиться к войне с Германией и ее союзниками. Если они не примут наших условий мира, то мы объявим революционную войну Германии. Но на позорный мир мы не пойдем.

В виду такого заявления Ленина комиссия, как передают, приостановила все работы. По предложению совета народных комиссаров комиссия обсуждает в настоящее время следующие вопросы:

1) может ли Петроград быть оборонен в случае внезапного прекращения мирных переговоров;
2) можно ли в случае внезапного прекращения мирных переговоров быстро вывести тяжелую артиллерию с северного фронта и
3) какие меры необходимо предпринять для быстрого восстановления боеспособности армии.

"Русские Ведомости", № 276, 28 декабря 1917 г.

 

Большевики и мир

Разногласия в Смольном

В Смольном передают, что вопрос об объявлении священной войны Германии в случае прекращения мирных переговоров вызывает в Сов. Народн. Комис. серьезные разногласия. За объявление священной войны упорно стоит Ленин. Луначарский и Каменев предлагают передать решение Учред. Собр. Мирную позицию занимает Троцкий, считающий, что мир необходим во что бы то ни стало.

Совещание с украинской делегацией

Как передают, из Брест-Литовска в Смольном получено сообщение от делегации, относящееся к 25 и 26 декабря, в котором говорится:    

«Состоялось совещание с украинской делегацией о совместных выступлениях. В дальнейших переговорах с представителями четвертного союза окончательного решения еще не принято. Ожидается прибытие генерального секретаря Голубовича, но несомненно, соглашение будет достигнуто.

28 декабря на пленарном заседании украинцы огласят свою известную уже ноту. В ответ на эту ноту представители русской делегации заявят, что свое признание прав народов на свободное самоопределение русское правительство распространяет и на украинский народ, а потому предлагает всем делегациям рассматривать русскую делегацию, как полномочное представительство украинской народной республики. Затем будет от имени русско-украинской делегации оглашена декларация, принципиально обосновывающая предложение о перенесении переговоров на нейтральную территорию.

Решено в всех заявлениях русской и украинской делегаций выступать единодушно, и поэтому все вопросы предварительно будут обсуждаться отдельно русской и украинской делегациями.

"Вперед", № 243, 28 декабря

 

Суббота, 30 декабря.

Немецко-австрийские палачи и душители свободы показали свои когти

Они отказались перенести мирные переговоры в нейтральное место, они аннулировали свою декларацию от 25 декабря, они заявили протест против воззваний к немецким солдатам и, наконец, имели наглость возложить ответственность за могущий возникнуть срыв мирных переговоров на русскую делегацию.

В связи со всем этим встает грозная опасность продолжения войны.

Русская революция не может согласиться на условия, выставляемые хищниками австро-германского империализма.
Не для того рабочий России взял в свои руки власть, не для того он льет свою кровь в борьбе против русской буржуазии, чтобы отдать все завоеванное им с таким трудом по первому окрику немецкого генерала.

Вильгельм со своими лакеями думает, что народ России в его власти, что стоит ему захотеть и он получит от России какой ему угодно мир, что она согласится на все его условия.

Он забыл то, что делается в его собственной стране.

Он забыл, что немецкий рабочий устал от войны, что ему не нужны ни Польша, ни Литва, ни Курляндия, что негодования его против разбойничьей политики верхов растет с каждым днем, и что даже умеренные германские круги восстают против аннексионистских стремлений Гинденбургов.

Как пред русской революцией в России был непроглядный мрак, и царизм, не видя надвигающейся грозы, душил все живое, попадавшееся ему на глаза, так в Германии теперь верхи не чувствуют, что чаша терпенья народного переполнилась и достаточно, может быть, одной капли, чтобы она полилась через край.

Перед истерзанной, окровавленной Россией снова встает грозный призрак грядущей войны, снова, быть может, польются реки крови и снова нависнет над всеми ужас смерти.

Россия хотела избежать этого, она приняла все меры для предупреждения нового столкновения, но акулы империализма не насытили еще свои пасти. Им нужно еще крови, крови без конца, чтобы залить в ней грядущую пролетарскую революцию.

Перед Российской республикой во всей остроте встает вопрос об организации сопротивления натиску со стороны империализма.

Армия три с половиною года проведшая в окопах, обескровленная голодная армия не имеет физической возможности сопротивляться и снова идти в бой.    

Необходимо создать новые кадры воинов, могущих постоять до конца за дело мировой революции.

Зачатки этих кадров уже созданы, а именно: рабочая красная гвардия представляет из себя как раз тот оплот, вокруг которого должны сплотиться все, кто считает себя способным идти на защиту великого дела.

В воззвании Верховного Главнокомандующего указывается, что все желающие поступить в эту Революционную Народную Социалистическую Гвардию не найдут отказа.

Принуждения тут быть не может. Только та армия, которая добровольно идет на смерть за высшие цели, которая сознала за что она борется, сможет выдержать последний натиск шатающегося империализма.

Только армия крепких, сильных революционеров сможет сокрушить его и такую армию создаст русский рабочий.
Акулы империализма падут от своей прожорливости и на развалинах их отжившего строя рабочие всех стран водрузят свое красное знамя.

Армия и флот рабочей и крестьянской России 1917, №32 (12 янв.)

 

Заведомая ложь или мистификация газеты "День"

После отвергнутых предложений сотрудника газеты „День" стать корреспондентом газеты „Правда", газета „День" занимается систематическим печатанием сведений о деятельности Комиссариата по иностранным делам, сведений, не только ничего общего не имеющих с действительностью, но иногда прямо свидетельствующих, что газета задалась целью мистифицировать своих читателей.

В нумере от 28-го декабря с. г. печатается под заголовком „Немцы в Петрограде" два столбца якобы отчета о заседаниях русско-австрийско-германской делегации за последние три дня, под председательством Е. Д. Поливанова. При этом как русским, так и австро-германским делегатам влагаются в уста мнения и суждения, которых ни один из них никогда не выражал.

Вздорность же всего этого отчета и явно политически шантажный его характер ясен уже из того, что за последние дни, ни 25, ни 26, ни 27-го декабря никаких заседаний с участием Е. Д. Поливанова из представителей комиссариата с австро-германскими делегатами не происходило, и, следовательно, весь „отчет" газеты „День" является сплошной выдумкой.

Австро-германский ультиматум

ПЕТРОГРАД, 30 декабря (12 января)
Переговоры между большевистской делегацией и  центральными державами  дошли до узловой точки,  за которой вот - вот должно последовать решение крайне запутанного и крайне серьезного международного положения в том или другом смысле.

Обстоятельства складываются для республиканской и демократической России в данный момент настолько трагически, что у нас нет ни малейшего желания злорадствовать над большевиками, взявшими на себя огромную историческую ответственность за внешнюю политику.

Не было бы ничего легче, как указать на ужасающую тактику большевиков, которые, уже доподлинно зная империалистские требования австро-германцев, обманывали целыми днями русскую демократию своими рекламными заверениями насчет победы над германским империализмом. А затем, прижатые к стене невозможностью скрыть истину, вдруг приняла дозу благородного революционного негодования, обрушиваясь на воинственные замыслы немцев и объявляя устами трагикомического главковерха «священную войну» против всех империализмов...

Но кровавый пуф большевиков не сегодня—завтра окончательно лопнет. Великий же русский народ останется. И ему придется напрягать все усилия, чтобы охранить свою целость и защитить приобретения нашей революции от австро-венгерской военщины и империализма центральных держав.

Для этого надо, прежде всего, чтобы русская трудовая демократия отдавала себе ясный отчет, перед какой опасностью она стоит теперь лицом к лицу.

Достаточно немногих слов, чтобы охарактеризовать настоящую фазу переговоров: центральные державы в ответ на предложение большевистской делегации перенести переговоры из Бреста в Стокгольм, вообще на нейтральную почву, очень решительно и почти надменно заявили, что об этом и речи быть не может, так как они желают сепаратного мира с Россией и вовсе не намерены играть в руку державам согласия, которые могут интриговать на нейтральной территории. И это заявление подкреплено недвусмысленной угрозой войны против России, чуть не форменным ультиматумом.

Любопытно, что, между тем как большевики распространяли мнение,  будто Австро-Венгрии явится умеряющим элементом в переговорах, именно граф Чернин, министр иностранных двуединой монархии Габсбургов проявил наибольшую непримиримость в переговорах.

Просим читателей обратить самое серьезное внимание на следующее место в речи Чернина:

"Вы, милостивые государи, в свое время пригласили нас на всеобщие мирные переговоры. Мы приняли приглашение и пришли к соглашению относительно основ для всеобщего мира. Оставаясь верным принятым основав, вы поставили союзникам десятидневный ультиматум; ваши союзники вам не ответили и сегодня речь идет не об общем мире, но о сепаратном мире между Россией и четверным союзом.

Перенесение переговоров на нейтральную почву дало бы согласию давно желанную возможность вмешаться с целью помешать делегации. Правительства Англии, Франции открыто и за кулисами попробовали бы все, чтобы воспрепятствовать осуществлению сепаратного мира с нами. Мы отказываемся дать западным державам эту возможность".

И далее о необходимости приступить поскорее к переговорам о сепаратном мире:

"Если господа русские делегаты преисполнены теми же желаниями, то мы придем к результатам, которые всех удовлетворят. Если же нет, то дела пойдут своим неизбежным ходом, но ответственность за продолжение войны падает тогда исключительно на русскую делегацию".

Положение вырисовывается во всей своей пугающей определенности. Австро-германцы, оторвав русских от союзников, ставят их перед двумя рогами кровавой дилеммы: или пойти на их условия сепаратного мира,— а мы знаем, что чудовищность этих условий привела в смущение даже наиболее меднолобых рыцарей большевизма,— или готовиться к войне с могучим и беспощадным врагом.

Для великой трудовой России нет при таких обстоятельствах другого выхода, как возможно скорое, можно сказать, немедленное вступление в переговоры с союзниками и братское обращение к трудовым демократиям всего земного шара произвести давление на империалистские правительства воюющих держав с целью сойтись на программе всеобщего демократического мира.

Нота к союзникам, приглашение социалистических «рабочих организаций на международную конференцию — таковы неотложные задачи момента.

Но, конечно, не от большевиков нам ждать таких подсказываемых здравым человеческим смыслом решений.
Учредительное Собрание и русская социалистическая демократия должны взять в свои руки дело мира.

Но об этом завтра.

Дело народа 1917, № 244 (30 дек.).

 

 

Еще по теме

 

 

 

Категория: Брестский мир с Германией | Просмотров: 37 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., мир, переговоры, Брест | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь
«  Январь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz