Германский ответ Северо-Американским Соединенным Штатам - 22 Июня 2016 - Дневник - Персональный сайт
nik191 Суббота, 10.12.2016, 02:06
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [159]
Как это было [301]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [10]
События [49]
Разное [17]
Политика и политики [21]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [180]
Полезные советы от наших прапрабабушек [220]
Рецепты от наших прапрабабушек [162]
1-я мировая война [1108]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [229]

» Друзья сайта
  • Хочу квартиру
  • Наши таланты
  • История и современность

  • » Архив записей

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    Главная » 2016 » Июнь » 22 » Германский ответ Северо-Американским Соединенным Штатам
    06:28
    Германский ответ Северо-Американским Соединенным Штатам

     

    Как известно, США вступили в первую мировую войну только в 1917 г.. До этого в экономической области они сотрудничали как с Германией, так и со странами противостоящими ей, наживаясь, таким образом, на всех бедах, которые несла война Европе.

    В то же время жертвами войны становились и граждане США. Поэтому правительство США вынуждено было вступить в "войну нот" с Германией.

    Один из эпизодов этой "войны" сегодня по материалам газет и журналов первой половины 1916 г.

    Во всех материалах по старым газетам и журналам сохранена стилистика и орфография того времени (за исключением вышедших из употребления букв старого алфавита).

     

     

    Германский ответ Северо-Американским Соединенным Штатам


    22-го апреля германское правительство, наконец передало послу Сев.-Амер. Соед. Штатов в Берлине свой ответ на ультимативную ноту этой державы, причем обсуждение этого ответа и переговоры с американским послом заняли около 15-ти дней, так как последний вручил представление своего правительства 7-го апреля этого года.

    Насколько можно судить по телеграфным сведениям, германский ответ представляет весьма пространный документ, содержащий около 1.500 строк, и в нем имеется больше жалоб на тяжелое положение, в которое поставлена Германия блокадой британскаго флота, чем заявлений по существу американских требовании, хотя германское правительство говорит, что оно

    «готово по возможности ограничить военныя операции действиями против воюющих государств» и что оно «предписало командующим морскими силами соблюдать общепризнанныя нормы международнаго права о задержании, обыске и уничтожении коммерческих судов и не топить их без предварительнаго предупреждения и принятия мер к спасению находящихся на них людей, поскольку эти суда не будут пытаться спастись бегством, или оказывать сопротивление».

    Таким образом эта часть германской ноты как будто удовлетворяет требованиям Соединенных Штатов, так как в ней говорится о приказании, отданном командирам подводных лодок, исполнять то, чего добивалась заатлантическая республика. Но с другой стороны надо вспомнить, что американское правительство в своей ноте требовало не простых обещаний исполнить его требования, так как такие ответы оно получало довольно часто, и 24-го апреля наступит годовщина потопления «Лузитании», после чего Соединенные Штаты начали усиленную дипломатическую переписку с Германией по вопросам о ведении подводной войны; а что германския подводныя лодки будут поступать при преследовании торговых судов согласно постановлениям международнаго права, в германском ответе нет никаких указаний.

    Затем в этой ноте имеется еще оговорка относительно того, что подводныя лодки будут поступать согласно международному праву в том случае, если торговое судно не будет пытаться спастись от них бегством, или не окажет сопротивления. Эта оговорка уничтожает всю остальную часть германскаго заявления, так как на практике выяснилось, что немцы почти всегда утверждали при потоплении торговых судов, что те оказывали им сопротивление и, например, в деле потопления пассажирскаго парохода «Арабик», германское правительство пыталось создать такую версию его потопления, по которой он будто бы пытался таранить подводную лодку, чего конечно не было на самом деле.

    Подобными примерами и немецкими отписками настолько полна история подводной войны, что нет никакой возможности привести все подобные факты и можно только сказать, что последняя оговорка в германской ноте представляет ту лазейку, которую немцы оставили для себя на случай, если Соединенные Штаты удовлетворятся их обещанием соблюдать нормы международнаго права и будут считать этот конфликт исчерпанным.

    Но кроме этой лазейки в германском ответе имеется еще и другой пункт, который окончательно делает эту ноту простой отпиской. Он состоит в том, что германское правительство надеется, что устанавливаемыя правила побудят американское правительство выступить в пользу устранения всех преград к восстановлению беспрепятственнаго морского судоходства, и не сомневается, что Сев.-Амер. Соед. Штаты решительно потребуют от великобританскаго правительства и добьются от него восстановления основывающихся на международном праве правил, на чем американское правительство настаивает в своих нотах от 15-го декабря 1914 и 23-го апреля 1915 годов. Затем в германской ноте говорится, что если американское правительство не добьется желаемаго результата, то

    «Германия будет поставлена лицом к лицу перед новым положением вещей, относительно котораго она сохранит за собой полную свободу решений».

    Таким образом Германия даст свое весьма уклончивое и допускающее разныя толкования обещание не топить торговыя суда без предупреждения под условием, что американское правительство предъявит Англии требования о смягчении блокады германских берегов английским флотом, т. е. указанныя выше ноты американскаго правительства касались захвата, или задержания английскими крейсерами нейтральных судов с военной контрабандой и тех судов, которыя пытались доставить в Германию запрещенные к ввозу в нее грузы при помощи различных уловок, т. е. ложных указаний места следования судна, принадлежности его груза поданным нейтральнаго государства и т. д., против чего английскому правительству приходилось принимать ряд мер и дополнять правила: «о военной контрабанде», «об услугах воюющему» и друг., установленныя Лондонской декларацией 1908, 1909 годов, на что ея постановления дают право делать воюющим сторонам по мере развития военных действий. Из этих двух американских нот, составленных в весьма корректной форме, дан исчерпывающий ответ на первую, т. е. о праве Англии задерживать суда с военной контрабандой и не допускать провоза в Германию различных продуктов, а что касается второй, касающейся отдельных случаев задержания американских судов, то о ней идут до сих пор переговоры и своевременно заграничная печать указывала, что ея мотивировка весьма неудовлетворительна и конечно, ничего, кроме отказа на свои пожелания Соединенные Штаты ждать не могут, так как Англия не делает незаконнаго и не выходит при ведении осады Германии со стороны моря из рамок, установленных для этой военной операции нормами международнаго права.

    Поэтому немцы предлагают Соединенным Штатам выполнить весьма неблагодарную задачу, т. е. принуждение Англии отказаться от блокады Германии своими судами в том виде, в каком эта операция в настоящее время осуществляется, что конечно должно вызвать обострение отношений; между двумя родственными и тесно связанными между собой экономическими интересами народами, на что, конечно, Соединенные Штаты не пойдут, так как благодаря деятельности английскаго флота они могут в полной мере пользоваться морем для своей все растущей внешней торговли и хлопотать за Германию они никогда не будут, отлично сознавая, что преграды для морского судоходства, о которых говорится в германской ноте, существуют только для судов этой страны и ея союзников и являются вполне естественным следствием этой войны, которую затеяла не Англия, а Германия.

    Таким образом, на основании этих соображений, вытекающих из содержания германской ноты в том виде, как она помещена в телеграмме, видно, что этот ответ Германии Соед. Штатам, весьма долго редактировавшийся, обсуждавшийся и комментировавшийся в печати всего мира, надо признать неудовлетворительным, тем более, что американская нота была по существу ультиматумом, не допускавшим продолжения переговоров и такого ответа, который мог повлечь за собой новый бесконечный академический спор между Германией и Соед. Штатами по вопросам международнаго права, в роде тех, которые продолжаются уже 2-й год, т. е. с 23-го марта 1915 года, когда заатлантическая республика послала Германии свою первую ноту по поводу потопления американскаго судна «Вилльям Фрей» германским вспомогательным крейсером «Принц Эйтель-Фридрих», с котораго тот забрал в свою пользу груз зерна.

    Поэтому в настоящее время надо ожидать дальнейших шагов Соединенных Штатов и ближайшее будущее покажет, насколько сильна решимость президента Вильсона и его единомышленников довести вопрос о ведении немцами беззаконной подводной войны до окончательнаго и не допускающаго каких бы то ни было отговорок окончания и мы увидим, удалось ли Германии снова затянуть переговоры с Соединенными Штатами, или она потерпела в своей политике уклонения от прямого ответа полную неудачу и должна считаться с выполнением американцами тех угроз, которыя были изложены в последней ноте их президента.

     

    ВАШИНГТОНЪ, 25-го (9-го мая). Текст ноты, отправленной Германии:

    «Нота германскаго правительства от 21-го апреля (4-е мая) была тщательно рассмотрена северо-американским правительством, которое в особенности приняло к сведению выраженное в ней намерение имперскаго правительства употребить в будущем все усилия, чтобы ограничить военныя действия на все время продолжения войны лишь вооруженными силами воюющих держав, а также намерение отдать распоряжение командирам судов о соблюдении правил, установленных международным правом, на подчинении которым правительство Соединенных Штатов настаивало в течение месяцев, протекших с тех пор, как имперское правительство объявило 22-го января (4-го февраля) 1915 г. о своей системе подводной войны, к счастью, ныне им оставленной.

    Правительство Соединенных Штатов всегда руководилось и сдерживалось дружественными мотивами в своих терпеливых усилиях достичь миролюбиваго удаления острых вопросов, порождавшихся такою политикою. Принимая теперь заявление германскаго правительства о том, что оно отказывается от политики, которая столь серьезно угрожала добрым отношениям между обеими странами, правительство Соединенных Штатов расчитывает на точное исполнение в будущем этих заявлений.

    Измененная ныне германским правительством политика способна устранить главную опасность нарушения добрых отношений, существующих между Соединенными Штатами и Германией. Правительство Соединенных Штатов считает необходимым заявить нижеследующее:

    оно признает за факт, что Германия не имеет в виду поставить соблюдение этой нововозвещенной политики в какую бы то ни было зависимость от того оборота, который примут дипломатические переговоры между правительством Соединенных Штатов с какою-либо третьею, воюющею державою, хотя некоторыя места германской ноты от 21-го апреля (4-го мая) и могут подать повод к такому толкованию.

    Однако, во избежание каких-либо возможных недоразумений, правительство Соединенных Штатов считает долгом заявить императорскому германскому правительству, что оно ни на минуту не может допускать, а тем менее обсуждать предположение, чтобы уважение германскими морскими властями прав северо-американских граждан в открытом море каким бы то ни было образом, и хотя бы в малейшей степени, зависело бы от образа действий какого-либо третьяго правительства, поскольку то касается прав нейтральных и не принимающих участия в войне лиц. Ответственность за такия деяния индивидуальна, а не коллективна, абсолютна, а не относительна».

     

    Конец германо-американскаго конфликта

     

    После получения от Германии ответа на свою последнюю ноту, правительство Северо-Американских Соединенных Штатов, в весьма короткий срок, обсудило ея содержание и сегодня телеграф уже сообщает текст американской ноты, являющейся заключительной в той дипломатической переписке, которая велась между этими державами более года. Американский ответ Германии составлен в весьма решительном тоне и разбираясь в его, переданном по телеграфу, тексте, видим, что первой части германской ноты, касающейся обещания не топить более торговых судов без осмотра и предупреждения, правительство Соединенных Штатов придало веру искренности германскаго обещания и подчеркнуло, что оно понимает его, как отказ от системы ведения подводной войны, объявленной в меморандуме от 22-го января, предупреждавшем, что с 17-го февраля вооруженныя суда будут топиться, как только они будут замечены германскими подводными лодками.

    Что же касается второй части германской ноты, где говорилось, что немцы соглашаются изменить свои приемы ведения подводной войны, при условии, что Соединенные Штаты добьются от Англии отказа от применяемых ею мер для усиления блокады Германии, то правительство Соединенных Штатов категорически отказалось признавать какую-либо связь между данным Германией обещанием и сношениями их с третьей державой, несмотря на то, что некоторыя места германской ноты могли бы подать повод к такому ея толкованию.

    Таким образом, Соединенные Штаты признали германский ответ удовлетворительным, но за то придали значение всем его положительным, в смысле изменения методов ведения подводной войны, данным и как бы обошли, или оставили без внимания, все те увертки и недомолвки, которыя обильно рассыпаны в германской ноте, считая их приемом, делающим ответ Германии Соединенным Штатам менее обидным для немецкаго самолюбия, которое как никак, а потерпело большой нравственный удар при необходимости дать такой ответ Соединенным Штатам, а не пойти на открытый разрыв с Америкой и окончательно развязать себе руки для продолжения самой беспощадной подводной войны.

    Наконец и германская печать, начавшая немедленно после вручения ответа Соединенным Штатам разъяснять, что все приведенныя в ней оговорки не следует понимать в буквальном смысле и что оне представляют только пожелания того порядка вещей, который должен создаться в более или менее отдаленном будущем, доказала, что ей дан приказ осветить незначительность сделанных в германской ноте оговорок и утверждать, что германское правительство действительно уступило Соединенным Штатам, почему можно считать германо-американский конфликт законченным и дальнейшее отношение этой державы к Германии будет зависеть исключительно от того, как Германия сдержит данныя ей обещания, так как заявление американскаго правительства, что оно прервет с этой державой дипломатическия сношения при первом случае потопления парохода без осмотра, предупреждения и предоставления возможности его экипажу и пасажирам спастись—остается в силе.

    Но с другой стороны на эту уступку Германии требованиям Соединенных Штатов нельзя смотреть особенно оптимистично, так как подводная война в том виде, в каком ее вели германския подводныя лодки, представляет, по мнению всех немцев, крупный козырь в их руках и отказаться от него не так легко, как кажется и скорей возможна только некоторая остановка такого рода потопления торговых судов до того момента, пока впечатление, произведенное решительным выступлением Соед. Штатов, не уляжется.

    Наконец, некоторым диссонансом в заверениях Германии является последнее известие о потоплении германской подводной лодкой парохода «Цимрикъ» в Атлантическом океане, о котором известно только, что оно произошло 25-го апреля, т. е. через 3 дня после вручения германскаго ответа американскому послу в Берлине, причем хотя и сообщается, что на этом пароходе не было пассажиров и он вез только груз, но так как он представляет собой большой пассажирский пароход, принадлежащий компании «Уайтъ Старъ», в 13.096 регистр. тонн вместимости, спущенный в 1898 году, с ходом 14 узлов, то понятно, что германская подводная лодка, выпуская в него мину, не могла знать, имеются на нем пасажиры, или нет, и что он идет только с грузом, почему этот случай может служить доказательством неискренности германских обещаний и может повлечь дальнейшие переговоры, о чем мы узнаем, когда будут известны подробности потопления этого английскаго судна.

    Пока можно только сказать, что на активе Сединенных Штатов теперь имеется еще одно германское обещание—соблюдать правила войны. Это конечно, не может ослабить деятельности британскаго флота по окончательному очищению морей от германских подводных лодок, которая является гораздо более важным фактором в деле уничтожения германской морской мощи, чем все бумажные конфликты между Соединенными Штатами и Германией, как бы благополучно они ни разрешались, что мы и видели на этих днях, когда к переговорам, происходившим между этими двумя державами, было приковано внимание всего мира.


    РИМЪ, 26-го апреля (9-го мая). Газеты обсуждают ответ Вильсона на германскую ноту.

    «Giоrnalе d`Italiа» задает вопрос, исполнит ли Германия то, что она обещала. По мнению газеты, Германия, вероятнее всего, несмотря на весь крик, поднятый графом Ревентловым и другими маниаками из кругов пангерманистов, вряд ли Германия решила нарушить свои обещания, так как в этом случае неминуемо последует разрыв дипломатических сношений. Тон, в котором составлена американская нота, не оставляет сомнении, что она является ультиматумом, имеющим характер угрозы, по отношению к двусмысленным обязательствам, принятым на себя германским правительством.

    «Тribunа» говорит:

    «ближайшия события дадут ответ на все вопросы. Перед Германией теперь открыты два пути: она может, либо не настаивать на пункте, отвергнутом Нильсоном, и подтвердить формальныя обещания относительно своего будущаго образа действий, либо в новом своем ответе открыто заявить, что данныя ею гарантии обусловлены неприемлемыми оговорками. В таком случае Вильсону пришлось бы от слов перейти к делу».

    ПАРИЖЪ.  28-го апреля (11-го мая). Ответ Вильсона Германии получился в Париже к вечеру. В кратких комментариях газеты отмечают решительный отказ Америки ставить подводную войну в зависимость от вопроса о блокаде.

    «Теmрs» говорит:

    «Ответ презрительно сух и является еще одним звеном в цепи унижений Германии».

    Некоторыя парижския газеты выражают, однако, сожаление, что окончательное разрешение конфликта отсрочивается. Германская печать пока хранит молчание. Французская печать единодушна в оценке ответа президента Вильсона на германскую ноту. Этот ответ считается здесь тяжелым поражением германской дипломатии, особенно французския газеты подчеркивают последния фразы ноты.

    Гюстав Эрве в своей газете «Lа Victoriе» пишет:

    «Нота соединенных Штатов прозрачна, как вода горных источников и тяжела, как удар палки. Чувствуется, что президент Вильсон сказал на этот раз свое последнее слово.

    «Gaulois» говорит:

    «никогда еще немецкая наглость не получала подобной пощечины. Пусть немецкия газеты обсуждают, извращают, затемняют вопрос, но одно ясно: время подводной войны прошло. А
    если она снова начнется каким-либо новым актом морского разбоя, то, Соединенные Штаты об этом заявляют категорически,—последует немедленный разрыв, а может быть и война».

    «Реtit Journal» пишет:

    «Президент северо-американской республики сообщил, что он не простит больше насилия, совершеннаго над его соотечественниками в нарушение международных законов, и таким образом, суживается круг, в котором виновники ужасной войны истощают свои силы в напрасных стремлениях избежать возмездия».

    —«Pеtit Раrisien» пишет:

    «Германская нота от 4-го мая была запутанная, тяжелая, сложная и поэтому очень длинная. Нота Соединенных Штатов вполне ясна и решительна. Она является превосходной моделью для дипломатических документов, и никогда еще Вильгельм II, даже в те времена, когда он был студентом, не выслушивал такого хорошаго урока—права».

    «Нumаnite» пишет:

    «Твердость президента Вильсона создала положение вполне определенное. Правительство кайзера может еще колебаться, но оно не может более вилять, оно может молчать, но если оно откроет уста, то оно должно сказать: да или нет».

    ЛОНДОНЪ. В дипломатических кругах высказывают мнение, что Вильсон, под предлогом переговоров с Англией о блокаде, может сделать попытку к началу мирных переговоров, что сходится с давним его желанием выступить в качестве мирнаго посредника. В подобном смысле составлено также и послание папы. Многия английския газеты разделяют приведенное мнение и поэтому спешат предостеречь руководителей антигерманской коалиции от каких бы то ни было мирных переговоров при данных неподходящих условиях.

     

     

    Категория: Исторические заметки | Просмотров: 85 | Добавил: nik191 | Теги: нота, 1916 г, Германия, США, война | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    » Календарь

    » Block title

    » Яндекс тИЦ
    Анализ веб сайтов

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    » Статистика

    » Block title
    senior people meet contador de visitas счетчик посещений

    » Информация
    Счетчик PR-CY.Rank


    Copyright MyCorp © 2016
    Бесплатный хостинг uCoz