nik191 Вторник, 19.02.2019, 16:44
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [354]
Как это было [431]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [71]
Разное [19]
Политика и политики [101]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [297]
Полезные советы от наших прапрабабушек [234]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1569]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [719]
Украинизация [345]
Гражданская война [322]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [85]
Тихий Дон [119]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2019 » Февраль » 11 » Гейман и геймановцы (1919 г.)
05:16
Гейман и геймановцы (1919 г.)

Генерал А. А. Гейман.
Организатор восстания кубанцев в Майкопском отделе

 

 

Гейман и геймановцы

 

Несмотря на свою иностранную фамилию—природный кубанский казак uенерал—пластун.

Имя скромное, не претендующее на ореол народного героя, но тем не менее имя человека, послужившего своей родине, как послужили не многие.

Казак не только но званию, но и по духу, вышедший из самой толщи казачества, он оставался всегда все тем же станичником-демократом, для которого каждый рядовой казак быль близок, как "одна кровь, одна вера".

И любили казаки своего командира, делившего с ними не только тяготы окопной жизни, но и радости, или горе станичных вестей.

Развалился внешний фронт, вернулись казаки на Кубань и генерал Гейман поселился в своем отделе, в Майкопе.

Кубань объята большевизмом.

Болеет душой боевой генерал, видя страдания гибнущей родины, но ему чужды уже безрассудные порывы молодости, те порывы, которые порой творят чудеса, но чаще грозят гибелью делу и самому герою.

Генерал Гейман в глубокой тайне начинает ковать свое оружие против врагов родины.
Он все рассчитывает, принимая во внимание каждый свой шаг, кропотливо разбирая все шансы за и против.

Результатом этой работы является целая организация, занимающаяся агитацией против советов. По станицам и хуторам командируются специальные агенты, взывающие к благоразумию казачества, открывающие глаза казакам на истинные намерения и замыслы совнаркомов.

Казаки начинают прозревать, а в связи с этим мечутся комиссары, доискиваясь причин этого прозрения.

Как ни был осторожен генерал Гейман, но заподозрен уже в нем тайный враг „советов“.
Зорко следят за ним охранники, а затем очутится генерал и под домашним арестом.

Однако, не пропала даром тайная работа генерала, да и помнят о нем его пластуны и, зная своего бывшего "батька-командира", верят ему.    

Чем больше шумят и волнуются казаки, тем гуще тучи над седой, непокорной и хитрой головой старого пластуна.

И несдобровать бы ему, постигла бы его судьба сотен „контрреволюционеров", да следили за ним его старые боевые товарищи.

Два казака вахмистр Копонев да урядник Суслов просто-напросто решили выкрасть генерала хотя бы путем обмана.

Темной ночью, когда „товарищи-часовые", верно неся революционную службу, спали мирным сном, пришли казаки к генералу и говорят, что в горах целый отряд казаков собрался, да только горе в том, что командовать им некому, и что они-де вахмистр Копонев да урядник Суслов присланы к генералу делегатами.

Живо генерал собрался и в одежде крестьянина отправился с казаками в горы.
По дороге признались казаки в том, что обманули генерала.

Крепко испугался генерал, но дело начато, надо продолжать его и, поселившись в таком неприступном хуторе Шевырева, стал продолжать начатое им в Майкопе.

И уже в первых числах июня у генерала Геймана отряд в 1000 человек, из которых половина была вооружена.    

Приказ за приказом шлет генерал по станицам, призывая казаков на защиту родины и вольности казацкой, и тянутся казаки отряд за отрядом на убогий хутор (больше его пластуны), а 4 августа прибыла и целая конная сотня есаула Кротова, привезя с собой 8000 патронов.

И начал генерал добывать оружие для своих казаков, применяя систему обезоруживания соседних сел и старательно вооружавшихся „товарищами" для  "защиты революци".

С каждым днем все сильней и сильней становился отряд Геймана и в Майкопе начинают бить тревогу комиссары.

Против Геймана посылается большой силы отряд и с того времени геймановцы начинают свою активную борьбу с большевиками уже не как партизаны, а как отдельная армия, заyимающая определенный фронта.

Тяжело положение генерала Геймана. Всюду сам без надежных помощников, без пулеметов и пушек, с ограниченным количеством ружейных патронов, окруженный со всех сторон жестоким врагом, он мог рассчитывать лишь на себя и на сочувствие окружающих станиц.    

Только в половине августа связались геймановцы с добровольческой армией и к генералу Гейману стали притекать новые силы в лице офицеров и казаков, а в двадцатых числах августа „геймановцы" преобразились в стройные, железные пластунские батальоны, творившие чудеса.

Это генерал Гейман со своими пластунами сдерживает и сильно щиплет десятитысячную армию анархистов-коммунистов с массой артиллерии и пулеметов, армию, пронесшуюся подобно снежной лавине из Новороссийска через Туапсе, смесшую на своем пути отряд генерала Мазниева, уничтожавшую все, что ей не попадалось, и докатившуюся в своем стихийном движении до Майкопа.

Почти до последнего патрона дерутся геймановские пластуны с анархистами, но ночью 4 сентября анархисты, оставив в покое фронт Геймана, наносят внезапный удар властям генерала Покровского, прорывают их и устремляются к Армавиру.

б сентября Майкоп вторично занимается красными, но 7-го к вечеру геймановцы лихой атакой во весь рост, без единого выстрела выбивают красных, занимают Майкоп и долго преследуют разбитые части деморализованного противника.

В дальнейшем геймановцы отводятся в Майкоп где пополняют их поредевшие ряды и преобразовывають их в сотни, батальоны и полки мирного состава.
Сам вдохновитель их едет на Раду, как представитель обожающего его Майкопского отдела.

— Кто же лучше „нашего" генерала защитит наши интересы!?

И здесь на Раде так же скромно и незаметно заседает член Рады генерал Гейман, ничем и никому не напоминая о том, что еще так недавно он сыграл столь значительную роль в деле освобождения Кубани, но Рада сама помнит своих героев и награждаем скромного генерала чином генерал-лейтенанта, а майкопский отдел избирает его почетным казаком двадцати станиц.

Неймется генералу-пластуну:

—„Скорей бы,— говорит, началась сессия Рады да ехать к своей бригаде".

 

Ник. Туземцев.


Донская волна 1919 №02(30), 6 января

 

 

 

Еще по теме

 

 

Категория: Тихий Дон | Просмотров: 26 | Добавил: nik191 | Теги: Гейман | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь
«  Февраль 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Block title


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz