nik191 Воскресенье, 18.11.2018, 13:26
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [321]
Как это было [414]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [68]
Разное [17]
Политика и политики [91]
Старые фото [36]
Разные старости [38]
Мода [289]
Полезные советы от наших прапрабабушек [232]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1566]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [695]
Украинизация [284]
Гражданская война [240]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [85]
Тихий Дон [71]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2018 » Август » 13 » Два казака. Николай Голубов. Часть 6.
05:26
Два казака. Николай Голубов. Часть 6.

Два казака

 

II

Николай Голубов


 

 

Голубов всем говорил многозначительно:

— Вооружайтесь!

В Новочеркасске же ходили разные толки о скитаньях степных Николая Матвеевича:

— И куда после предательства в пустыню убежал. Голубов поехал искать свою осину.

— К Корнилову поехал предлагать свои услуги. Только нужна ли Корнилову сума переметная?

Подтелков в Ростове с балкона роскошного «Палас-Отеля», помахивая рукой, украшенной золотым браслетом и перстнями, хвастливо говорил:

— Голубов пытался выставить свою личность, но я ему указал на его место.

А Голубов из сальских степей вернулся в Новочеркасск не один: он привез с собой Митрофана Богаевского.

И диву давались в Новочеркасске: сидит Митрофан Богаевский на гауптвахте, стережет его стража крепкая, а подъедет автомобиль с пулеметами, выводит стража пленника держится почтительно, усаживает в автомобиль и долго смотрит ему вслед.
 
Богаевскаго везут на собрание революционного казачьяго гарнизона: на председательском месте сам Голубов.

Богаевский говорит речь—это не последнее слово подсудимого, а гневное слово прокурора. На скамье подсудимых— новочеркасские комиссары - носители советской власти. Их не слушают, бурно рукоплещут казаки Богаевскому—он говорит два часа и не устают казаки слушать.

Кончается собрание—Богаевского снова отвозят на гауптвахту. В Ростове сперва не понимают событий. «Известия» с ликованием великим пишут:

— В Новочеркасск доставлен Богаевский и он дает показания в совете.

Не случайный студентик, восхищенный советами, а сам Стеклов в Москве цитирует в «Известиях» письмо Богаевского к казакам из станицы Великокняжеской:

— Перестаньте лить братскую кровь—ищите мирных путей. Вам еще не все пути заказаны!

Стеклов пишет в восторге:

— Воззвание Богаевского—капитуляция буржуазии. Она распростерлась ниц перед советской властью.

А в Новочеркасск тянутся изгнанники—офицеры и юнкера. Сотник Смирнов, комиссарами поставленный во главе казачьих сил на Дону, требует в Новочеркасск артиллерию из Каменской станицы.

В Ростове всполошились: зреет контрреволюция. В Каменскую летит эстафета: артиллерию Смирнову не посылать. А Смирнову предъявляется ультиматум: прислать Богаевского в Ростов.    

Смирнов—пешка в руках Голубова: он отвечает отказом. Проходит день—Голубов еще не ведает беды. В атаманском дворце он мечтает о булаве, которую ему преподнесут на круге и сам Митрофан Богаевский помирит его со стариками.

А в это время красная армия Подтелкова входит тремя путями в его город. Они уже подошли к гауптвахте и Богаевский—их пленник. Идут к дворцу...

Без фуражки, с одной шашкой в руках, Голубов выбегает из дворца, бежит с кучкой казаков по Московской улице. Вслед ему летят пули погони. Но ему удается скрыться... Подтелков объявляет его изменником революции, состоящим вне закона.

Снова Голубов появляется в станицах и на этот раз открытым врагом советской власти. Он зовет в поход на Новочеркасск, на Подтелкова.

Но ему уже не верят.

В станице Заплавской его встречает офицер Пухляков. Он давно искал с ним встречи: посчитаться за кровь братьев-казаков. Наконец встретил и убил.

Так кончил свою пеструю жизнь Николай Голубов, всю жизнь искавший славы, овеянный ею на бранных полях и за эту славу хотевший чрезмерно большой процент: атаманскую булаву. Шел широким шагом и всю жизнь спотыкался о трупы: Чернецов, Назаров и семь, иже с ним, Богаевский...

Вся карьера его—прогулка до канату над пропастью. Всегда неудачно балансировал и, каждый раз срываясь, увлекал в бездну самых сильных, самых ярких... И кровь вопила о мщении и оно пришло.

Сколько раз судьба учила неугомонного, что удаль и доблесть военная не всегда идут вместе с мудростью и лукавством политика. Но он до последнего дня гулял но канату, пока не разбился насмерть...

 

Виктор Севский.

 

 

Донская волна 1918, №07

 

 

 

 

Еще по теме:

Два казака. Подтелков. Часть 1.

Два казака. Подтелков. Часть 2.

Два казака. Николай Голубов. Часть 3.

Два казака. Николай Голубов. Часть 4.

Два казака. Николай Голубов. Часть 5.

Два казака. Николай Голубов. Часть 6.

 

 

 

 

 

Категория: Тихий Дон | Просмотров: 47 | Добавил: nik191 | Теги: Голубовв, дон, 1918 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz