Церковная жизнь в России (1916 год) - 30 Октября 2016 - Дневник - Персональный сайт
nik191 Суббота, 03.12.2016, 12:35
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [153]
Как это было [298]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [10]
События [49]
Разное [17]
Политика и политики [21]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [179]
Полезные советы от наших прапрабабушек [218]
Рецепты от наших прапрабабушек [162]
1-я мировая война [1102]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [227]

» Друзья сайта
  • Хочу квартиру
  • Наши таланты
  • История и современность

  • » Архив записей

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    Главная » 2016 » Октябрь » 30 » Церковная жизнь в России (1916 год)
    08:17
    Церковная жизнь в России (1916 год)

     

    Материал из журнала "Пробуждение" № 20 за 1916 года.

    Во всех материалах по старым газетам и журналам сохранена стилистика и орфография того времени (за исключением вышедших из употребления букв старого алфавита).

     

     

    Церковная жизнь в России

     

    Кто прав?

     

    Статья В. Свенцицкаго


    Церковная жизнь связана в России с государственной столь крепкими «узами», что нет никакой возможности провести границы и установить, где кончается святая соборная и апостольская церковь и где начинается «Свод законов Российской Империи»...

    Помню, однажды мне пришлось беседовать с покойным митрополитом Антонием об отделении церкви от государства. Владыко внимательно меня выслушал, а потом мягко сказал:

    — Вы упускаете из виду, что это не связь, а единство двух начал— ведающих различныя области. При таком условии «разделение»—это рассечение живого организма надвое. А отсюда неминуемая смерть.

    Метрополит Антоний был один из просвещеннейших и благороднейших русских иерархов. Он всегда был искренен. И слова его о «единстве» государственнаго и церковнаго начала—выражают подлинное убеждение церковников.

    Тем удивительнее, что теперь, когда поднят вопрос о реформе прихода, среди руководителей официальной церкви явилось сомнение:

    — Могут ли законодательныя учреждения обсуждать этот церковный вопрос?

    Спохватились!

    Да почему же не могут, когда никаких «чисто» церковных вопросов, кроме тех, о которых пишутся в академиях никем не читаемыя диссертации—у нас не существует вовсе. Каждый общественно-церковный вопрос связан с деньгами и с полицией. Но деньги, т.-е. кредиты, нельзя получить без Государственной Думы. А полицию нельзя получить без «междуведомственнаго соглашения» с министерством внутренних дел. Значит, вопрос «компетентными» законодательными палатами рассматривать законопроект о приходе — надо снять с очереди.

    Плохо ли, хорошо ли это, но при данном церковном строе—реформа прихода это дело полуцерковное и полугосударственное.
    Церковь может и должна добиваться наибольшаго соответствия этой реформы с «канонами». Это все, что она может сделать.

    Но, как ни странно, роли представителей церкви и представителей государства поменялись:

    Госуд. Дума—защищает древний канонический строй.

    Представитель Синода—стоит на точке зрения целесообразности для даннаго момента, т.-е. «сообразуется с веком сим»...

    Не даром епископ Андрей уфимский определенно заявил, что церковную реформу приходится ждать от Госуд. Думы.
    Борьба вокруг этого вопроса разгорается все сильней. И естественно касается прежде всего основного положения реформы, с котораго и должно все начаться:

    — Быть или не быть у нас выборному духовенству?

    Это живой нерв реформы. В зависимости от того, как решат вопрос о выборности—на практике будут решены и все остальные вопросы. Все «пункты» реформы—превратятся в бездушныя канцелярския предписания «за № таким-то», коль скоро не будет в центре прихода достойнаго пастыря.
    Все согласны, что с этого надо начать. Но именно в этом-то пункте и сосредоточены главнейшия разногласия.

    Митрополит Питирим—сторонник «выборности». Но петроградское духовенство высказалось против.

    Епископ Анатолий томский—сторонник «выборности», а собрание томскаго духовенства—высказалось против.

    Епископ саратовский Палладий на собрании духовенства заявил, что нам нужны «не реформы, а оживление».    

    «Собор» епископов, духовенства и мирян—послал из Владимира киевскому Митрополиту телеграмму с слезной просьбой: реформировать только церковное пение и отчетность, а все остальное оставить в прежнем виде.

    И, наконец, Андрей уфимский издал «явочным порядком» свои знаменитыя отныне «правила», по которым выборы кандидатов на священническия места предоставляются самим прихожанам.

    Из этого беглаго обзора существующих разногласий уже видно, как остро стоит «выборный» вопрос в церковной среде. Любопытно, что когда заходит речь о реформе архиерейской власти—либеральным оказывается белое духовенство, за сохранение стараго порядка стоят епископы. Когда же поднят вопрос о белом духовенстве, «либералами» оказались иерархи: Питирим, Анатолий, Андрей... а «консерваторами» белое духовенство...

    Кто победит в этой борьбе—предугадать трудно. Не надо забывать, что на стороне «белаго духовенства» и против выборности—стоят и многие видные иерархи...

    Но нас интересует другой вопрос: кто прав?

    И на этот вопрос мы должны дать ответ без малейших колебаний:

    — Правы сторонники выборнаго начала.

    Несомненно, что первые пастыри были выбраны народом и уж затем рукоположены во диаконы и священники.

    Каноническия правила категорически требуют выборности.

    Но скажут:

    — Не «устарели» ли эти каноны?

    Ведь, говорится же в постановлениях собора:

    — Аще кто позовет врача жидовина да извержется и все сообщающиеся с ним.

    Неужели же «отлучать от церкви» всех приглашающих врачей «жидовинов» и дергающих у них зубы?

    Да, нельзя настаивать на безусловном исполнении каждаго «канона».
    Но «выборность» становится необходимой реформой и не только по этим «формально-церковным» основаниям. Она так же неизбежна и в том случае, если мы будем «сообразоваться с веком сим».

     


    Пастырь—это «душа прихода». Его должны любить. Ему должны верить. А для этого его должны знать.
    У нас пастырей назначают в приход. «Дети» впервые видят своего «отца». Когда он приезжает «на место». Какое у них к нему отношение? Как к чужому. Хорошо, если новый батюшка «понравится». А если нет? Ведь, «насильно мил не будешь». И вот отношение к нелюбимому, чужому «пастырю» мало-по-малу начинает отражаться на отношении к Церкви. Можно сказать смело, что добрая половина уходящих в сектантство делает это по нелюбви к пастырям.

    Иное дело выборный священник.

    Выберут только достойнаго. Только того, кому могут по совести дать имя «отца». Выберут не только того, кого знают, но и который в свою очередь знает будущую паству. Знает условия жизни. Знает боли их и радости. Такого кандидата уже не трудно подготовить в смысле тех специально-церковных знаний, которыя нужны священнику. Единственное практическое возражение против этого порядка, что в наших селах не везде найдутся подходящие кандидаты. Но на это ответ прост: там, где не найдется—пусть назначаются. Это уж будет «горькая необходимость».

    Итак—будущее нашей церковной жизни прежде всего зависит от того, дадут ли нам выборное духовенство.

    В. Свенцицкий.

     

     

    Категория: Как это было | Просмотров: 42 | Добавил: nik191 | Теги: 1916 г., Церковь, выборность, Россия | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    » Календарь

    » Block title

    » Яндекс тИЦ
    Анализ веб сайтов

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    » Статистика

    » Block title
    senior people meet contador de visitas счетчик посещений

    » Информация
    Счетчик PR-CY.Rank


    Copyright MyCorp © 2016
    Бесплатный хостинг uCoz