nik191 Вторник, 22.01.2019, 17:08
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [349]
Как это было [422]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [71]
Разное [18]
Политика и политики [98]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [296]
Полезные советы от наших прапрабабушек [234]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1569]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [718]
Украинизация [328]
Гражданская война [295]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [85]
Тихий Дон [105]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2019 » Январь » 7 » Большевики в Екатеринодаре
05:12
Большевики в Екатеринодаре

 

 

Большевики в Екатеринодаре

 

Вечером 28 февраля появились летучки Краевого Правительства, что оно с партизанскими отрядами покидает город Екатеринодар, с надеждой вновь возвратиться в Екатеринодар.

Трудно передать тот ужас, который охватил определенную часть населения с уходом партизан и власти. Город оставался без власти и что готовило нам 1 марта мы не знали, но то, что произошло, составляет один из ужасных страшных кровавых страниц на Кубани.

К счастью, в Екатеринодаре, параллельно с партизанскими отрядами, с разрешения Правительства, был объявлен призыв армян добровольцев, для отправления на кавказский фронт в виду оставления фронта большевиками-фронтовиками.

Этот призыв армян добровольцев, совпавший с записью в партизанские отряды, вызвал взрыв негодования у большинства населения, настроенного большевистски. Против дружины посыпались угрозы слева, а с другой стороны капитан (ныне генерал) Покровский во что бы то ни стало хотел забрать уже соорганизовавшийся отряд с собой, но руководителям дружины удалось убедить, что пребывание в городе «нейтрального» вооруженного отряда может оказать городу неоценимую услугу. Так оно и случилось. Вечером через председателя дружины и начальника отряда было объявлено, что армянской дружине поручается охрана всех учреждений, арсенала, винного склада и самого города.

В дружине было и до 35 офицеров армян и др.; все добровольцы были собраны в армянскую гимназию и в течение двух месяцев, пока не удалось добиться разрешения для отправления дружины на Кавказ, все так называемые «буржуазные кварталы» только и считались с этой дружиной — она своим присутствием спасла не мало имущества от разграбления и народу от гибели. Историю этой дружины и ее работы должен составить тот, кто близко стоял к делу и переживал с ней вместе ужасы большевизма, когда с одной стороны раздавались крики толпы обезоружить «армяшек» (это при равенстве и братстве!), а с другой стороны по телефону и лично прибегали потерпевшие и просили о помощи от «народной власти».

Ушли к ночи партизаны и армянские патрули вышли на улицы города. Нужно было иметь большое самообладание, чтобы не выдать своих симпатий к ушедшим и сдерживать свой гнев против приходивших. Мы бодрствовали всю ночь, никто не раздевался, но до утра большевики не появлялись.

От городской думы социалистические организации послали депутацию на фронт с приглашением, но им не верили, боялись ловушки—между тем город бурлил, власти не было, чернь поднимала голову. В армянскую дружину утром— в 10 часов явился пропойца Жиров с заявлением, что он—комиссар и поэтому предлагает сдать ему арсенал, чтобы можно было вооружить «товарищей». Долго пришлось препираться с ним, но во избежание кровопролития, ибо тысячная толпа вторила Жирову,—караулу дружины при арсенале было дано распоряжение—допустить к арсеналу Жирова.

Нужно было видеть, как толпа грабила «народное достояние» оружие, патроны, сукно, черкески, все стали расхищать—ибо это все для народа. Армянский караул был поражен и не мог понять, почему же народное достояние не охраняется, а расхищается. Еще до прихода войск в разных частях города начались обыски и грабежи, и только в час дня «непобедимое трудовое воинство» фронтовики вступили в город и сразу мы почувствовали, что кровь польется.

В городе был гул,—то ликовала чернь, приветствуя своих «спасителей». Интеллигенция переоделась в лохмотья и попряталась. Бабы усердно выдавали. Сводились личные счеты.

 

Кубанский общественный деятель Юшко и два его сына—офицера, трагически погибшие в первые дни вступления советских войсн в Екатеринодар
(Зарублены на вокзале).

 

Так от озверелой толпы погиб народный печальник с.-р. Юшко с сыновьями—«погиб за то, что хотел народу дать землю и волю»—говорила толпа. Разгул в городе продолжался несколько дней. Подвалы дворца и гауптвахта моментально наполнились жертвами произвола.

К нашему ужасу, прибывшие в город командиры и главковерхи—Автономов, Сорокин, Бронштейн и другие интеллигенты никаких мер к обузданию своих банд не предпринимали, да вероятно и не в силах были остановить грабежи и убийства. На счастье города со стороны Энема послышались орудийные выстрелы и «трудовой армии» пришлось без отдыха немедленно двинуться для «уничтожения остатков кадетских банд», а раз на фронте не блогополучно, то и «товарищи» вынуждены были сокращаться.

Трусость этих господ не имела границ. Сорокин со своим штабом кутил в гостинице «Европа». Во время кутежа вспылил и пристрелил своего товарища—и вот на эти выстрелы поднялась беспорядочная стрельба по всему городу. Всем казалось, что партизаны прорвались в город.

Без штыка никто из «товарищей» не ходил по городу, улицы были полны «героями» и подсолнечная шелуха в первые же дни «большевизма» превратила городския улицы в свалочныя места.    

 


Ген. Косинин, трагически погибший в Майкопе; зарезан красноармейцами.

 

Военная власть в лице члена шайки «степных дьяволов» арестанта из харьковской тюрьмы — Золотарева—начальника гарнизона—Ведуты, Чернобая и других каторжан бесчинствовала.

Вскоре между ними пошли раздоры, плачевно окончившиеся для Золотарева и его сподвижников. Комиссар Черемухин после хвалился, что на острове смерти он «вывел в расход» Золотарева и Недугу, а Чернобай и другие сбежали.

Бронштейн, объявивший поход против буржуазных кварталов, сам очутился в подвалах дворца, но все же был через 2 месяца освобожден своими товарищами-фронтовиками и с оружием фланировал по городу, а потом скрылся с горизонта, ибо его место занял знаменитый торговец средствами для истребления клопов—Макс Шнейдер правая рука «главковерха» Автономова.

Гражданская власть менялась беспрерывно, военная также.—Остался до конца только Сорокин.


Нусэ.

 

 

Донская волна, 1918, №21

 

 

Еще по теме

 

 

 

Категория: Гражданская война | Просмотров: 32 | Добавил: nik191 | Теги: большевики, 1918 г. Екатеринодар | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь
«  Январь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Block title


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz