nik191 Пятница, 17.11.2017, 20:24
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [234]
Как это было [369]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [239]
Полезные советы от наших прапрабабушек [229]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1479]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [284]
Революция. 1917 год [426]
Украинизация [72]
Гражданская война [0]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Август » 17 » Армия будущего. Взгляд из 1917 г.
05:00
Армия будущего. Взгляд из 1917 г.

По материалам журнала "Разведчик" за август 1917 г.

 

 

Армия будущего

 

В № 1384 «Разведчика» была помещена заметка, озаглавленная «Милиционная армия», в которой освещен вопрос, что собственно представляет из себя этот тип народной армии, в которому, по мнению многих, придется после войны перейти большинству государств. К числу сторонников этого вида вооруженных сил нужно между прочим причислить генерала французской армии Персена, недавно выпустившего книгу «Война и армия завтрашнего дня».

В течение весьма короткого времени первое издание этой книги разошлось, из чего можно судить, насколько идеи ее автора пользуются сочувствием на западе, у наших союзников, и насколько там сознают необходимость реорганизации армии на новых началах, после войны. Так как не может подлежать сомнению, что настоящая беспримерная война, с одной стороны, и происшедший у нас государственный переворот, с другой, неизбежно вызовут необходимость коренного переустройства и нашей армии, то ниже мы постараемся познакомить читателей с сущностью идей французского автора.

Генерал Персен является убежденным противником трехлетнего срока службы, введенного во Франции в 1913 году. По его мнению удлинение времени пребывания под знаменами не только не увеличило боевую мощь французской армии, но, наоборот, является одною из важнейших причин тех неудач, которые армия эта испытала в начале войны.

По его мнению французское правительство не усвоило самую сущность идеи вооруженного народа и потому, не придавая должного значения второочередным частям, выставила в начале войны армию недостаточной численности.

Относясь с недоверием к резервным формированиям, считали, что они могут получать лишь второстепенные назначения и что лишь в том случае могут принести пользу на полях сражений, если будут, так сказать, растворены в первоочередных формированиях, и то только при условии, если разжижение последних не будет переходить известного предела.

Однако уже первые бои доказали ошибочность подобного взгляда.

В первых же боях оказалось, что среди людей, призванных из запаса, многие, очень многие даже старших сроков службы, проявили высокую степень воинской доблести, и нашлись целые второочередные войсковые части, которые своими подвигами ничем не отличались от первоочередных. Вследствие громадных потерь многие из последних пришлось не только пополнить до штатов военного времени, но даже формировать вновь путем вливания в них не только запасных, но даже и ополченцев, и вследствие этого в конце концов число последних в некоторых частях дошло до 75%.

В конечном результате вся армия оказалась, в главной своей массе, составленною из людей, не получивших продолжительной казарменной подготовки, но спешно подготовленных во время самой войны. Другими словами, армия стала приближаться к типу милиционной и как бы приближаться к воплощению идеи вооруженного народа.

Это же явление повторилось и в других армиях, не исключая конечно и германской. Среди пленных немцев, принадлежавших к составу одной и той же воинской части, зачастую можно было встретить безбородых юношей и людей зрелого возраста.

Однако, несмотря на это, все войсковые части исполняли свой долг перед родиною.
В силу этого, казалось бы, нет оснований считать второочередные части менее способными, чем первоочередные, проявлять героизм и решать боевые задачи первостепенной важности.

Исходя из этого, генерал Персен считает, что раз война ведется не исключительно солдатами, получившими казарменное воспитание, но всею массою граждан, способных носить оружие, то самое существование постоянных войск является бесцельным, и организация армии должна быть такова, чтобы люди, призванные под знамена, отпускались домой немедленно после того, как их обучение будет считаться законченным.

Само собою разумеется, что при этом условии правильное определение того срока, в течение которого можно подготовить солдата, имеет первостепенное значение, конечно, если работа будет идти интенсивно и данный срок полностью использован. В этом отношении настоящая война является в высшей степени показательною.

По сведениям упомянутого выше французского автора, в 1914 году части были пополнены людьми, получившими лишь трехмесячную казарменную подготовку, а в 1915 г. четырехмесячную. Несмотря однако на такое, по-видимому, недостаточное обучение, люди эти проявили замечательную стойкость и увлекали своим воодушевлением других, зачастую прошедших продолжительный курс обучения.

Вопрос о полной возможности сократить время обучения солдат далеко не нов. Еще в 1881 году генерал Ламиро обнародовал программу, руководствуясь которою, можно было закончить обучение пехотинца в восемь недель. Генерал Бонналь, в своем сочинении о подготовке пехоты, говорит, что трех с половиной месяцев с избытком достаточно, чтобы преподать новобранцам все без исключения сведения, необходимые им для боя.

Генерал Филебер, в своих статьях, неоднократно упрекает пехоту в том, что она занимается пустяками, а ее делом. Капитан германской армии Мидлер, в журнале «Мilitärische Fragen und Zuschtänge», за 1890 год писал, что большинство офицеров пришло к убеждению, что в течение десяти недель можно настолько подготовить новобранца, что его не отличишь от старослужащего. Другой немецкий офицер Крафт высказал печатно, что, обучая людей, предназначенных для пополнения частей действующей армии, он, в течение двух месяцев, достиг того, что люди могли действовать не только в сомкнутом строю, но и в рассыпном.

Подобных мнений можно бы привести чрезвычайно много, и все они сходятся в том, что если отрешиться от тех, никому и ни для чего, не нужных платц-парадных фокусов, которые вошли в традиционный обиход всех армий, то срок обучения солдат может быть значительно сокращен. Особенно это справедливо по отношению к пехоте, что же касается конницы и артиллерии, то в этих родах войск для сокращения сроков обучения придется принять некоторые специальные меры.

Во всяком случае шестимесячный срок считается генералом Персеном вполне достаточным для любого рода войск, и он полагает, что против этого срока не может ничего возразить никто из офицеров, мало-мальски вдумчиво относящихся к современным событиям. На этот срок между прочим указывает и Жорэс в своей книге «L' Arme'e nouvelle».

Что касается подготовки кадров, то по предложению того же Жорэса, с которым согласен и Персен, последняя могла бы быть осуществлена следующим образом:

После трех месяцев, проведенных в рекрутской школе, будущие унтер-офицеры командируются, также на три месяца, в особые унтер-офицерские школы, окончив которые часть людей становится профессиональными унтер-офицерами и замещает должность учителей рекрутских школ, а часть возвращается по домам и предназначается для замещения во время мобилизации низших командных должностей.

Из этой последней категории унтер-офицеров комплектуется также корпус офицеров не профессионалов. Исполнение унтер-офицерских и офицерских обязанностей обязательно для каждого гражданина, признанного способным занять ту или иную командную должность, а потому получение соответствующей подготовки не может быть предоставлено личному усмотрению каждого отдельного лица.

«Недопустимо повторение в будущем», говорит генерал Персен, «чтобы звания и способности граждан были использованы так нерационально, как это имело место во время настоящей войны; недопустимо, например, чтобы, как мне пришлось видеть в нескольких ротах должность, например, взводного унтер-офицера занимал бывший советник губернского правления или адвокат, а командовал бы ротою бывший контролер трамвая или кондуктор».

«Будет правильно, если от лиц, предназначенных занимать на гражданской службе ответственные должности будет требоваться предъявление патента на звание офицера.

Раз человек претендует на право судить, обучать, управлять предприятием или фабрикою, то государство в праве потребовать от него, чтобы он мог вести в бой взвод или полуроту».

«Точно также будет правильно, если при замещении низших должностей будет отдаваться предпочтение лицам, имеющим звание унтер-офицера.

Для того, чтобы дать возможность всем окончившим средние учебные заведения подготовиться к офицерскому званию, должны быть учреждены особые курсы.

Помимо офицеров не профессионалов необходим, конечно, известный кадр профессиональных офицеров-инструкторов. Подготовку последних предполагается производить частью на особых военных факультетах, учрежденных при университетах, частью же в специальных военно-учебных заведениях.

На этих кадровых офицеров возлагается: подготовка как унтер-офицеров, так и офицеров не профессионалов, и они же предназначаются для замещения высших командных должностей.

 

Окончание следует

 

Еще по теме:

Как нам организовать армию? (июль 1917 г.)

Армия будущего. Взгляд из 1917 г.

Армия будущего. Взгляд из 1917 г. - окончание

 

 

 

Категория: Исторические заметки | Просмотров: 77 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., армия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz